В 2017 году значительные изменения по всей планете бросают вызов пределам нашего понимания климатической системы. Мы находимся на неизведанной территории. К такому выводу пришел директор программ Всемирной метеорологической организации (ВМО) Дэвид Карлсон.

В эфире радио Sputnik начальник ситуационного центра Росгидромета Юрий Варакин подвел итоги 2017 года и прокомментировал происходящие климатические изменения.

«2017 год входит в ранг самых теплых лет для Северного полушария за весь период инструментальных наблюдений, чуть больше 100 лет. В Москве аномальный декабрь – температура выше нормы на 4-4,5 °C. Весь Юг, Европейская территория Россия, кроме Северо-восточных регионов, с аномально теплой погодой. В центральных черноземных районах нет снега. Только сегодня пошла слабо отрицательная температура. За 22 дня декабря не было ни одного дня около или ниже нормы. В конце месяца вместо минус 7,5 °C  температура будет близкой к нулю. Правильнее говорить не о глобальном потеплении, а о глобальном изменении климата. Мы берем керны в Антарктиде, Гренландии, можем отсчитать назад, когда были малые ледниковые периоды, высокая/низкая солнечная активность. На 2/3 территории Канады стоит аномально холодный декабрь –  минус 20°C. Такие морозы характерны для конца января – начала февраля. Мы раскрутили климатический маятник, как детскую юлу и получили амплитуды, несоизмеримые с заданной программой. Влияют солнечная, вулканическая активность. Одно длительное извержение на высоту 11-15 км. дает эффект кратковременного похолодания, равносильного 10-15 годам промышленного выброса парниковых газов. Есть недоказанная теория, что через 400-450 лет после малого ледникового периода 1650-1690 годов все повторится. То есть в 2050-2100 годах. Сейчас минимальная солнечная активность, это длится уже несколько месяцев. Не надо бояться тепла, открещиваться и зарывать голову в песок. Правильно сказал наш президент, надо уметь оперировать данными, быть готовыми к экологическим изменениям, адаптировать экономику, транспортную инфраструктуру. Надо знать перспективу. Если в ближайшие 25 лет будет уменьшаться полярная шапка, льда будет больше, он будет тоньше – стоит проблема создания большего количества ледокольного флота. Если посмотреть на 10 лет назад, уже были прогнозы по Калифорнии, югу Испании, Португалии, отдельным странам Средиземноморского бассейна, что температура будет существенно повышаться. Мы видим пожары, потери виноградников. В Саудовской Аравии, Кувейте температура достигла абсолютного максимума - 53°C. Это близится к температурам, когда незащищенный человек не сможет существовать. Потребление воды будет расти. Истощение водных ресурсов уже проблема номер один. Надо строить водохранилища рационально, не гигантские, гигантомания у нас прошла в 50-е годы. Китай ведет разумную политику, за 20 лет построил больше 1000 водохранилищ. Хотел построить 5 плотин, гидроэлектростанции на Селенге – основном притоке Байкала, мы убедили заморозить эти проекты. Селенга дает 66% воды в Байкал. Важно правильно строить водохранилища. Если бурить артезианские скважины, это приведет к засолению. Это источники стратегического резерва. Надо думать об опреснении воды, эта технология дороже скважины. Может, будут найдены более эффективные технологии, например, вызов искусственных осадков в засушливых регионах. В Израиле уже используется капельное орошение. Это локально, не отразится на климате. Больше пресной воды не станет, людей меньше не станет. Проблем выше крыши, поэтому есть метеорологи, климатологи, осуществляется постоянный мониторинг. Чтобы не только специалисты, но и политики, руководители могли принимать взвешенные решения на много лет вперед», – считает эксперт.

https://ria.ru/radio/